dencospb.ru
Консервативное лечение сколиоза.
 
 

Каталог

 
 
 
 
 
 
 
 

Contax - рождение династии.

Елена Фисенко, Андрей Шеклеин. Фотомагазин, № 6(61) `2001

          Наш журнал так часто и так подробно писал о современных камерах Контакс, что, пожалуй, не осталось ни одной модели в этом благородном семействе, которая не получила бы своей порции добрых слов. Это неудивительно, так как Контакс, безусловно, принадлежит к той привилегированной группе, для которой понятие качества является бескомпромиссным, что и делает эти камеры достойным техническим оснащением не только подготовленных любителей, но и профессионалов, ценящих не столько рекламные приманки, сколько конструктивное совершенство своей аппаратуры.


          Контакс - имя, не менее известное и не менее гордое, чем Лейка, их связывает как постоянная конкурентная борьба, так и историческая общность рождения, вызванная неумолимым приходом эры малоформатной фотографии в первой трети прошлого века. История двух этих камер - по существу, значительная часть истории фотоаппаратостроения вообще, и любознательный читатель, по-видимому, не без интереса прочтет дальнейший рассказ о рождении и становлении великой династии, вошедшей в историю под звучным именем Контакс.

          Два как бы рубленых слога в чем-то сродни другому неразрывно связанному с фотографией гиганту. И Кодак, и Контакс давно переросли национальные рамки и, несмотря на различия своей истории, своих интересов и даже сути в подходе к связанной с ними проблеме (Контакс всегда был очень далек от подхода "нажмите на кнопку, мы сделаем все остальное"), оба они не только детища, но и создатели столь знакомого нам современного фотографического мира.

          Первый Контакс появился на свет в Германии весной 1932 г. и сразу стал событием, на многие годы определившим пути технического прогресса. Его создатель - всемирно известный и, может быть, в то время самый мощный аппаратостроительный концерн в мире - Цейсс-Икон сам родился всего 6 лет назад за счет слияния нескольких богатых практическим опытом немецких фирм, каждая из которых внесла существенную долю в уровень и качество фотографической техники того времени. Появление Контакса - дальномерной камеры на 35-мм перфорированную кинопленку, было вполне логичным и, как говорится, витал в воздухе.

          С одной стороны, уже семь лет серийно выпускалась Лейка - истинная родоначальница малоформатной фотографии, прототип которой (Un-Leica) был создан О. Барнаком еще в 1913 или 1914 г., а успех выпуска на заводах Лейтца в Ветцларе предвосхищал перспективность этого направления. Однако для Лейки это были годы первоначального становления, когда только нащупывались и опробовались новшества, которые уже в первой модели Контакса (Contax I) стали стандартными. Так, встроенный дальномер появился у Лейки в том же 1932 г., а возможность смены оптики - годом раньше. При этом и выбор объективов, и диапазон выдержек, а также точность и удобство наводки на резкость не дотягивали до цейсс-иконовской разработки.

          С другой стороны, прелести миниатюризации проявлялись в продукции самого Цейсс-Икона. Огромным успехом стал пользоваться формат 3x4 см на неперфорированной пленке типа А8. К пользующимся спросом моделям - ящичной Беби-Бокс и изящной карманной камере Колибри (получившей прозвище "Лейка для бедняков") добавилась специально разработанная складная Беби-Иконта, прочная, удобная и поразительно легкая для тех времен, всего 290 г. Чуть ранее (1927-1929) довольно успешно продавались недорогие, а следовательно, и массовые аппараты на неперфорированную пленку с размером кадра 22x33 мм, столь близким уже стандартизирующемуся леечному формату 24x36 мм. На ролике такой пленки можно было получить 24 кадра, печатать которые (в отличие от формата 3x4 см, допускающего еще контактные отпечатки) приходилось только с увеличением.

          Наиболее простой в этой серии была ящичная камера Унетта с объективом f/12,5, а две другие складные камеры Бобетта I и II были для тех времен вполне совершенными и рекламировались как самые маленькие прецизионные камеры на рулонную пленку с объективами светосилой до f/3,5, а одна из моделей - даже с Эрностаром f/2. В комплекте можно было приобрести увеличитель постоянного масштаба для печати снимков открыточного формата или диапозитивов половинного размера, которые затем можно было проецировать на экран. Исследовательские работы по этой сверхминиатюрной серии приостановились после глобального кризиса в конце десятилетия, но накопленный опыт сыграл огромную роль при проектировании Контакса и объективов знаменитой серии Зоннар.

          Одновременно накапливался опыт создания и очень серьезных камер с предельно светосильной оптикой. Профессиональный Эрманокс 4,5x6 с объективом Эрнностар 85 мм f/1,8 и шторным затвором до 1/1000 с продемонстрировал небывалую оперативность съемки с рук при, по старым понятиям, крайне тусклом освещении и преимущества большой глубины резкости, обеспечиваемой относительно короткофокусной оптикой.

          Итак, Цейсс-Икон вышел на тропу Лейки, но в своей полностью оригинальной разработке практически ничего, кроме типа пленки, от своей предшественницы не заимствовал. Во многом это было связано с еще действующей патентной защитой лейтцевской конструкции, но в меньшей степени сказывались многолетние традиции самой фирмы. Угловатые, обклееные натуральной кожей контаксовские формы прямо вытекали из привычной эргономики Супер-Неттелей, Декрулло или Бебе, где каждому элементу управления уже нашлось подходящее место. Ни один принц не рождается из пустоты, первый Контакс в каждом своем миллиметре был законным ребенком Цейсс-Икона и вобрал лучший опыт своих предшественников почти во всем оказавшись впереди них. Поистине, это было Явление, и его могучее влияние чувствовалось полные четверть века, не потеряв своего значения до наших дней.

          Одним из решающих по важности нововведений явилось байонетное крепление сменных объективов. Возможная лишь в условиях чрезвычайно высокой точности изготовления и камер, и оптики, исключающей индивидуальную подгонку этих составляющих действующий фотоаппарат элементов друг к другу, подобная система стала основой практически всех будущих профессиональных камер. Напомним, что не только у первых Леек требовалась индивидуальная юстировка, но и у ее слепков, в частности, отечественного ФЭДа, была вначале предусмотрена весьма сомнительная с точки зрения массового выпуска отдельная юстировочная операция со специальным технологическим лючком.

          Байонетное крепление настолько удачно удовлетворяло требованиям прецизионной посадки самых светосильных и длиннофокусных объективов, что впоследствии неоднократно воспроизводилось другими фирмами, в том числе и в малосерийных партиях таких типичных "псевдолеек", какими являлся наш послевоенный ФЭД. Речь идет о военных партиях, получивших название ТС ВВС и предназначенных для точной съемки в топографической службе Военно-воздушных сил. Среди владеющих этой редкостью коллекционеров камера известна как "генеральский ФЭД".

          Существенно отличался от известных и металлический шторный затвор Контакса, пробегающий кадровое окно сверху вниз, вдоль его короткой стороны. Этот способ позволил сократить минимальную выдержку до 1/1250 с (Лейка еще три года имела всего 1/500) и использовался в камерах фирм, вошедших впоследствии в состав Цейсс-Икона, с 1888 г. - времени первых удачных шторно-щелевых затворов Оттомар Аншютц, созданных для аппаратов фирмы Герц.

          По количеству деталей и сложности сборки затвор Контакса проигрывал лейцевскому варианту, но оказался существенно долговечнее. После чистки и смазки он и сейчас работает как новый, в то время как прорезиненные матерчатые шторки Лейки давно рассохлись и рассыпались, требуя замены на свежий материал.

          В отличие от заряжаемой "с днища" Лейки, Контакс имел съемную заднюю крышку, что облегчало не только сам процесс зарядки, но давало свободный доступ к кадровому окну. Сама фирма считала эту возможность принципиально важной, роднящей новую камеру с привычными складными аппаратами, когда наводка на резкость производилась по матовому стеклу. Дело в том, что в качестве главного достоинства новой камеры в рекламе подчеркивалась ее "универсальность", под которой понималась задача заменить все другие существующие типы аппаратов от складных гармошек (вроде Идеала) до пластиночных зеркалок (вроде Мирофлекса), включая и очень популярные камеры на рольфильм (вроде Иконты). Похоже, что создатели на самом деле именно так и думали. Сейчас, через 70 лет, такой взгляд кажется и странным, и наивным.

          Истинными достоинствами малоформатных дальномерок, как показала практика, стали их портативность, системность, оперативность и многозарядность. Под этим понимается теперь постоянная готовность к съемке, легкая замена объективов на более подходящие, выдающаяся светосила; широкий интервал выдержек, чрезвычайно быстрая наводка на резкость, объединенная с выбором кадра. У каждого вида камер осталась своя наиболее выигрышная ниша применений, и утверждение, что Контакс полностью заменяет студийный аппарат с различными подвижками объективной и кассетной части, выглядит весьма спорным. Как и заявление, что это - "наилучшая камера для научных и технических съемок, включая репродукцию, съемку в натуральном масштабе и фотомикрографию".

          Тем не менее создатели искренне хотели охватить все эти и многие другие области и, стремясь к этому, волей-неволей одновременно с камерой создали развернутую "систему", то есть широкий выбор приспособлений, не имевшихся для ранее существовавшей аппаратуры.

          Начнем с мелочи, чтобы закончить с "возможностью наводки на резкость по матовому стеклу". Для Контакса была сделана сменная задняя стенка, в которой можно было, как в кассете, поместить один кадрик пленки, при наводке заменяемый матовым стеклом. Этот "задник для единственного снимка" был явной уступкой прежним "гармошкам" и повторялся для разных моделей вплоть до 1940-х гг.

          А переходя к главному, отметим, конечно, набор сменных объективов, впечатляющий по своему выбору даже сейчас и поистине потрясающей для первой дальномерки начала 30-х гг. В самом начале он насчитывал 10 объективов от 28 до 180 мм, включая такие "топ-модели", как стандартный Зоннар 50 мм f/1,5 или портретник 85 мм f/2. А через 6 лет фотографу предлагался выбор из 14 наименований, который и в 60-е гг. для наших фотографов казался мечтой несбыточной. К примеру, "олимпийский" Зоннар 180 мм f/2,8 в дальномерном варианте наша промышленность так и не воспроизвела.

          Вообще же, помимо объективов "система" насчитывала десяток чехлов и футляров, включая отделанный замшей универсальный кофр для камеры, сменной оптики и уймы мелких принадлежностей, полный набор (для всех объективов) фильтров, бленд и насадочных линз, удлинительные кольца, сменные и универсальные видоискатели, кассеты, катушки, штативные головки, два стенда для репродукций и съемки в крупном масштабе, полный набор приспособлений для проявления пленок, печати снимков и архивации негативов и так далее и тому подобное общим числом за сотню - по сути дела все, что может быть полезно и необходимо фотографу. Иными словами, сразу была реализована та полнота, а иногда и избыточность системы, до понимания важности которой так и не доросли отечественные производители…


Елена Фисенко, Андрей Шеклеин

 

Copyright © 2001 FOTOграфия